Конечно, на живчанку ловили и крупных щук, но в основном их брали на подпуска (разновидность кружков), и с лодки в так называемую «дорожку». Последний способ был особенно уловист.   Рыбалку я люблю с детства. Помню то время, когда рыбы в моей родной речке Шане водилось, как говорят, немеренно. Маленькие щурята ( мы их называли «карандашами») стояли на прогретом солнышком мелководье и лениво шевелили плавниками, не обращая внимания на суетливых мальков у себя под боком – сыты, стало быть. Ловили мы этих «карандашей» петлями из конского волоса, которые заводили удочкой с хвоста щуренка, не успеет он глазом моргнуть – как уже трепещется в затянутой петле. Щурят граммов не 200-300 (так называемых «стрелков») ловили на живчанки. Удочки эти назывались от слова «живец» – небольшая рыбка, которую цепляли на крючок.

За утреннюю зорьку на эту снасть можно было взять пару-тройку «стрелков». Конечно, на живчанку ловили и крупных щук, но в основном их брали на подпуска (разновидность кружков), и с лодки в так называемую «дорожку». Последний способ был особенно уловист. Сидит рыбак в лодочке и потихоньку гребет вдоль берега. А за лодкой на прочной леске блесна играет, щуку приманивает. Поклевка в «дорожку» обычно резкая и уверенная, затрещит внезапно спиннинговая катушка, тут уж, рыболов, не зевай, щуку умело вываживай.

Давно это было, ушло то рыбное время безвозвратно, сейчас на Шане «карандашей» на мелководье не увидишь, слишком мало осталось щуки. Петлями и живчиками и не рыбачит никто. Жерлица, правда, ставят, но все больше впустую, небольшую щуку, что называется, за счастье изловить. Поэтому я не очень верил знакомому мужику, когда он совсем недавно рассказал об удачной рыбалке в верховьях Шани. Известное ведь дело, что рыбаки любят приврать, выдать желаемое за действительное. -Её, ей – не вру,- убеждал меня мужик, клятвенно уверяя, что ловил на притоке Шани в речушке Городёнке крупную рыбу. И не каких то там щурят, а царскую рыбку форель. Дескать, запустили эту диковину в Городёнку и живет она тамошних водах привольно.

Невероятно! Но чем невероятней казался этот рассказ, тем больше хотелось его проверить, увидеть все самому. Задумано – сделано. Сто с лишним километров по Варшавскому шоссе до поселка Мятлево и меньше десяти – по проселку –совсем не расстояние для истинного любителя рыбалки. Меньше чем за два часам добрался я из Москвы до речки Городёнки, на которой испокон веков стоит деревня Гамзюки. Мне даже эти истинно русские названия ( Мятлево, Городёнка, Гамзюки) показались как то особенно …. вкусными. Проговорите сами, не спеша по слогам: -Гам-зю-ки…. Слышите музыку и напевность российской глубинки? Тем более, учтите очарование тамошней природы. Один воздух ядреный чего стоит!!! Ведь на десятки километров вокруг нет ни завода, ни фабрики с коптящими трубами.

Кружат у деревни березовые перелески, темные елки манят на опушках, привольно раскинулись заснеженные поля, чернеют бревенчатые избы на кипельно белом фоне – все это, действительно, нужно увидеть своими глазами. Не разочаровала меня и речушка. Перепрудили её плотиной и получился очень славный водоем. В одном его конце аэраторы постоянно гонят воду для доступа к рыбе кислорода, большая полынья здесь не замерзает. Зато с другой стороны пруд (как и положено зимой) в надежном ледяном панцире.

Пробурил я, для начала, пару лунок и раскрыл свой рыбацкий ресторан. А там у меня чего только нет: и снаряженные удочки с мормышками и блеснами; и набор балансиров; и запасная леска; и чуткие сторожки; и надежный отцеп; и … многое другое, что нужно для зимней рыбалки. Есть, конечно, и наживка. Слышал я о фирменной «заморской» для форели, дескать, клюет она особенно охотно на креветку, но ловить решил ловить по старинке , давно проверенным способом – на мотыля. Насадил несколько мотылей пучком на крупную мормышку и от дна провел её пробной проводкой вверх.

Истинные рыбаки-любители поймут моё чувство ожидание первой клевки. К этому чувству невозможно привыкнуть, оно всегда в чем-то новое, особенно на незнакомом водоеме, от которого не знаешь чего ожидать. Предать это состояние сложно, но одно хорошо знакомо: прилив адреналина Вам будет обеспечен. …..

Одна проводка, другая ……десятая ….Сторожок как бы замирает, будто кто то тормозит его движение. Может показалось? Но вот опять какая-то задержка. И это не зацеп мормышки за водоросли, кто-то внизу явно остановил снасть. Вот опять….. На этот раз я сам прекращаю проводку и жду несколько мгновений. Сторожок медленно кренится, и мне остается не медлить с подсечкой….. Рывок, крупная рыба резко заходила на леске. Рывок, еще рывок – пустая мормышка почти вылетает из лунки – сход! Руки, надо признаться, у меня задрожали. Насаживаю новый пучок мотылей и, овладев нервами, уже уверенно вываживаю на лед первую рыбину. Будто потемневшем от времени серебром с мелкими темными пятнышками покрыта она от головы до хвоста. Изгибает сильное свое тело, прыгает на льду форель, как живое веретено. …

Не буду рассказывать о всех моих рыбацких переживаниях в этот день. Были и поломанные рыбой крючки, и оборванная германская леска сечением 0,2 миллиметра, которая выдерживает нагрузку в несколько килограммов. Все что надо для отличного отдыха было у меня в Гамзюках на речке Городёнке. Достойные трофей пять полновесных рыбин (как раз по норме) как бы увенчал этот день, пролетевший словно одно мгновенье. И теперь я называю царскую форель гамзюковской форелью. Убедился, что эта рыба в речке Городёнке ловится отменно.